Задать вопрос

«Пекинская декларация»: что реально произошло в Пекине и как это отразится на будущем

«Пекинская декларация»: что реально произошло в Пекине и как это отразится на будущем

О поездке президента России Владимира Путина в Пекин на встречу с председателем КНР Си Цзиньпинем (и на открытие Олимпийских игр, конечно) писали задолго до того, как это событие произошло.

Многие ожидания были основаны на полагании, что в Пекине должны решаться какие-то важные общемировые проблемы, возможно, поворотные для мира. Причем настолько важные, что констатировался факт того, что многие другие события в текущей действительности кружатся вокруг этой поездки.

Сейчас, когда Путин уже вернулся из поездки, многие комментаторы задаются вопросом, неужели это всё, чего так ждали? Где то, что было обещано? Где грандиозное событие? А некоторые и вовсе пытаются продвинуть мысль, что «гора родила мышь» и чувствуют себя обманутыми в ожиданиях. На самом деле, очевидно, что требуется разъяснение того, что же реально произошло в Пекине и как это отразится на будущем планеты.

Еще задолго до визита Путина, после виртуального саммита «Путин-Си» в конце декабря 2021 года МИД КНР констатировал, что в Пекине должно быть подписано важное политическое соглашение. А в Китае анонсировать какие-то договоренности до их свершения не принято.

    С точки зрения сухой статистики во время визита Путина в Пекин произошла встреча с Председателем Си Цзиньпинем, одно совместное политическое заявление и 16 договоров и соглашений в различных сферах. Причем все эти составляющие результатов визита нужно рассмотреть отдельно.

Во-первых, встреча. Её особенность в том, что Си Цзиньпин 4 февраля 2022 года был не только главой Китая, но и хозяином Олимпийских игр, открывавшихся в тот же день, что и визит Путина. В Пекин съехались десятки глав государств и правительств и дипломатический протокол требовал личной встречи с каждым гостем Олимпиады.

В этом контексте на официальные встречи председателю Си в течение этого насыщенного дня дается крайне ограниченное время. Встреча Си-Путин должна была длиться час. А продлилась три часа, что говорит об особой значимости предмета переговоров в крайне перегруженный момент активности китайского лидера.

Во-вторых, в рамках визита произошло подписание пакета соглашений. Их, судя по официальной информации, 16, и они затрагивают разные сферы от фитосанитарного контроля, до поставок углеводородов. При этом отметим два момента.

Согласован план консультаций МИД двух стран в течение года, что означает, что между внешнеполитическими ведомствами двух стран будет происходить постоянная активная работа по большому числу направлений, график данных консультаций плотный, и работа предстоит масштабная.

Видимо, к следующему визиту Си Цзиньпина в Россию на столе у лидеров будет лежать увесистая пачка новых соглашений в различных сферах. Тех соглашений, которые буду проработаны МИД государств.

Второе, что значимо, это подписание соглашений по поставкам углеводородного сырья через территории третьих стран, что означает не только коммерческий интерес двух сран и вклад в энергетическую безопасность Китая, но и совместную работу в пространствах сопредельных государств – Монголии и Казахстана, как транзитных государств по данным проектам. А это значит, что соглашения являются, по сути, элементом формирования нового геополитического пространства.

Наконец, самое главное по результатам саммита это подписание крайне важного совместного заявления, которое впору называть «Пекинской декларацией». Тут, правда, у многих российских комментаторов возникает стремление приуменьшить значение заявления, выставляя его, как что-то демагогичное, неустойчивое и не имеющее четких обязывающих норм.

Это – отражение российского менталитета, который не относится к «словам» слишком серьезно и не придает им значения. Но в отношении Китая – совершенно другое дело. Там традиция не позволяет к слову относиться легкомысленно. Повелось это еще с традиций даосизма Лао-цзы, который из элементарных триграмм выводил устройство вселенной и «концепции имен» Конфуция.

Для Китая каждое слово имеет глубокий смысл и огромное значение. В том числе и слово, сказанное в рамках пекинского заявления. Так что данный документ носит не просто значимый, а фундаментальный характер. Китай относится к политическим декларациям очень и очень чувствительно.

Вспомним последний пленум КПК. На нем был рекомендован к принятию на следующем съезде документ, который людьми, воспринимающими декларации, как «поговорили — разошлись», практически не имел бы значения.

Однако в Китае именно данному документу уделялось большое внимание как поворотной точки в развитии страны. Это резолюция по великим достижениям и историческому опыту Коммунистической партии Китая за 100 лет со времени создания. И именно она должна предопределять облик Китая в будущем.

    Так вот, если сравнивать документы, то пекинское «Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о международных отношениях, вступающих в новую эпоху, и глобальном устойчивом развитии» занимает во внешнеполитическом дискурсе примерно то же место, что и резолюция о великих достижениях во внутренней политике Китая.

Главным является то, что стороны, во-первых, считают, что мир вступает в новую эпоху и фактически провозглашают это, ставя водораздел между прошлым и будущим, а, во-вторых, говорят совместно о «глобальном устойчивом развитии». То есть считают возможным двум странам – России и Китаю – определить контуры глобального развития. Общего глобального развития для всей планеты.

И это принципиально важно. Фактически данное заявление знаменует собой принципы нового миропорядка международных отношений, и в этом плане соразмерна по своему историческому значению с Мюнхенской речью Владимира Путина. И это не преувеличение.

Содержательно, данное соглашение имеет огромный потенциал в развитии и фактически затрагивает крайне широкий круг аспектов международной политики. Остановимся лишь на нескольких.

Первым, о чем говорится в заявлении, является констатация факта наступления новой эпохи всемирного развития (и этот фундаментальный тезис уже в полной мере анализируют китайские СМИ и экспертное сообщество). Стороны определяют параметры данной эпохи. «Человечество вступает в новую эпоху стремительного развития и масштабных преобразований.

Развиваются такие процессы и явления, как многополярность, экономическая глобализация, информатизация общества, культурное многообразие, трансформация системы глобального управления и миропорядка, усиливается взаимосвязанность и взаимозависимость государств, формируется тенденция перераспределения баланса мировых сил, растет запрос мирового сообщества на лидерство в интересах мирного и поступательного развития».

Это, если переводить с языка партикулярно-декларативного на человеческий, заявление о том, что в мире начинает формироваться «Новый мировой порядок». Стороны (Китай и Россия) фактически бросают вызов прежнему мировому лидеру (в лице США) и выражают готовность к соперничеству с ним. То есть не прятаться и соглашаться, а выйти и сражаться.

В заявлении говорится, что «Некоторые силы, представляющие меньшинство (курсив – авт.) на мировой арене, продолжают отстаивать односторонние подходы к решению международных проблем и прибегать к силовой политике, практикуют вмешательство во внутренние дела других государств, нанося ущерб их законным правам и интересам, провоцируют противоречия, разногласия и конфронтацию, препятствуют развитию и прогрессу человечества (курсив – авт.), что вызывает неприятие со стороны международного сообщества».

Если отбросить дипломатичность, то эти силы – США и американские сателлиты, которые сторонами заявления отнесены, на минутку, к меньшинству на мировой арене. То есть США определяется не просто как противник и России и Китая, но и как враг развития, меньшинство и субъект препятствующий развитию человечества.

Это не просто заявление. Это — «иду на Вы» в исполнении Владимира Путина и Си Цзиньпина.

В заявлении говорится, что «Стороны едины в понимании того, что демократия является общечеловеческой ценностью, а не привилегией отдельных государств, ее продвижение и защита – общая задача всего мирового сообщества».

Это означает, что и Россия, и Китай не согласны на американское понимание демократии и не согласны на то, что лишь то, что США обозначают как демократия, является истиной в последней инстанции.

Стороны заявляют, что «Право судить о том, является ли государство демократическим, есть только у его народа», что фактически означает антитезис к американской максиме, что США всегда на стороне демократии.

Отмечается, что «попытки отдельных государств навязывать другим странам свои «демократические стандарты», присвоить себе монопольное право на оценку уровня соответствия критериям демократии, проводить разделительные линии по идеологическим признакам, в том числе через создание узкоформатных блоков и ситуативных альянсов, на самом деле представляют собой пример попрания демократии и отступления от ее духа и истинных ценностей».

Здесь мы видим прямое указание на США и Британию, т.к. в этом явственно читается намек на «узкоформатный» блок AUKUS и ситуативный альянс Украины – Британии – Польши, с определением их как противников демократических ценностей.

Констатацией этого тезиса является констатация готовности к созданию сообщества демократий. В тексте это определено так «Стороны готовы к совместной работе со всеми заинтересованными партнерами в интересах продвижения подлинной демократии».

И это сообщество демократий будет строится благодаря усилиям России и Китая, а страны, стремящиеся к демократии в понимании ее Пекинским заявлением, могут рассчитывать на отклик со стороны России и Китая.

    А это значит, что в самое ближайшее время ждем откликов со стороны других государств, которые заявят о готовности следовать принципам Пекинского заявления и, скорее всего, через некоторое время международного саммита демократий во имя развития. Наверное, к одной из таких стран уже можно отнести Аргентину, заявления президента которой, Альберто Фернандеса, полностью вписываются в данную парадигму.

В рамках заявления, стороны фактически договорились о создании платформы сопряжения всех форматов международного взаимодействия на евразийском пространстве вплоть до создания Большого Евразийского партнерства на основе сопряжения ЕАЭС и «Пояса и пути». Это главный дискурс внешнеполитической активности двух стран – формирование инфраструктуры евразийских процессов в духе Пекинского заявления.

Крайне важны положения Пекинского заявления по вопросам безопасности. «Ни одно государство не может и не должно обеспечивать свою безопасность в отрыве от безопасности всего мира и за счет безопасности других государств.

Международное сообщество должно принимать активное участие в глобальном управлении в интересах обеспечения всеобщей комплексной неделимой и устойчивой безопасности». Это тот самый принцип неделимой безопасности, который является ядром Российских требований на переговорах с США и НАТО.

То есть, Китай фактически заявляет, что придерживается российской трактовки «неделимой безопасности», а значит и российских требований в контексте ведущихся переговоров. При этом далее обе стороны выступают против позиций НАТО и AUKUS по вопросу безопасности и говорят о совместной борьбе против продвижение таких блоков (против продвижения НАТО на восток и формирования англо-австрало-американского блока как такового).

Далее в заявлении констатируется факт создание альянса России и Китая для совместного решения ключевых задач. Указывается, что «Стороны подтверждают твердую взаимную поддержку в вопросах защиты своих коренных интересов, государственного суверенитета и территориальной целостности, выступают против вмешательства внешних сил в свои внутренние дела».

В ракурсе текущих событий это значит, что Китай поддерживает все шаги России, направленные на сохранение территориальной целостности (включая Крым) и безопасности, а Россия поддерживает территориальную целостность Китая (включая Тайвань), о чем далее прямо заявляется.

Важно отметить в соглашении фрагмент, который ранее бы назвали «антиреволюционным пактом». «Россия и Китай выступают против действий внешних сил по подрыву безопасности и стабильности в общих сопредельных регионах, намерены противостоять вмешательству внешних сил под каким бы то ни было предлогом во внутренние дела суверенных стран, выступают против «цветных революций» и будут наращивать взаимодействие в вышеупомянутых областях».

Это означает, что события аналогичные тем, что произошло в Казахстане в начале этого года, станут предметом совместного решения двух стран. То есть Россия и Китай предлагают всем странам защиту от «цветных революций» и вмешательства третьих стран. А это уже не просто вызов, а готовность к действию, в том числе силовому.

Заключительная часть Пекинского заявления, посвящена отдельным сферам международного сотрудничества двух государств. Указывается, что развитие форматов ООН, ШОС, БРИКС+, АТЭС, АСЕАН, ВТО для обоих стран являются приоритетом. Что очень важно – это стремление сторон придать новые, расширенные функции антитеррористическому центру ШОС.

В заявлении это определено так «стороны считают важной последовательную реализацию договоренностей о совершенствовании механизмов противодействия вызовам и угрозам безопасности государств-членов ШОС и в контексте решения этой задачи выступают за расширение функциональных возможностей Региональной антитеррористической структуры ШОС».

Это значит, что уже на ближайшем саммите ШОС может быть принят документ по созданию единого антитеррористического центра ШОС с дополнительными функциями. И это станет весомым вызовом международному терроризму.

Кроме того, в заявлении говорится фактически о формате «нового мирового порядка», а именно формирование поли центричного миропорядка, основанного на общепризнанных принципах международного права, многосторонности, равной, совместной, неделимой, комплексной и устойчивой безопасности». Фактически это означает, что требования России к США и НАТО – не прихоть, а часть правил игры будущего в понимании России и Китая.

Ну, и, наконец, главное в заявлении. Стороны «подтверждают, что российско-китайские межгосударственные отношения нового типа превосходят военно-политические союзы времен «холодной войны». Дружба между двумя государствами не имеет границ, в сотрудничестве нет запретных зон, укрепление двустороннего стратегического взаимодействия не направлено против третьих стран, не подвержено влиянию изменчивой международной среды и ситуативных перемен в третьих странах».

    То есть, обязательства России и Китая превышают не только нынешние обязательства НАТО, но и обязательства НАТО и Варшавского договора времен холодной войны. А это, переводя с дипломатического языка, означает готовность полномасштабного участия в отстаивании совместных интересов.

Особо важно отметить, что говорится об отсутствии границ, то есть территорией действия являются не только территории двух стран, или зоны Европы, Центральной Азии и АТР, но и Африка, Латинская Америка, Океания и т.д.  Отсутствие запретных зон означает совместные действия во всех сферах – от коллективной безопасности, до совместной борьбы с преступностью, защиты информации и прочих важнейших сфер.

Ну, и, наконец, говорится о неподверженности позиции сторон влиянию изменчивой международной среды. А это значит, что попыткам США внести раскол в российско-китайские отношения дан четкий ответ о безрезультатности таких попыток. А это сейчас значит очень многое, поскольку констатирует наличие между странами самого главного на международной арене – доверия.

Автор публикации: Данилов Вадим Николаевич

Источник: rusnod.ru

Загрузка ...
Голос Отечества