Об аномальном понижении валютного курса рубля – Валентин Катасонов

Об аномальном понижении валютного курса рубля - Валентин Катасонов

Кто-то начал скупку валюты. Тайной остаётся кто?

Как только начались санкционная война против России и последовавший за этим арест валютных резервов России, Банк России объявил о прекращении своих операций по покупке и продаже иностранной валюты. Это произошло 28 февраля, с того дня эти операции Банк России не возобновлял.

После кратковременного ослабления курса рубля (в первой половине марта он опускался до значения 120 рублей за доллар США) началось укрепление российской валюты. В июне месяце курс рубля укрепился до 55 рублей за доллар. Некоторые эксперты даже предсказывали, что укрепление может продолжиться до значения 40 рублей.

Подавляющая часть объяснений этого удивительного феномена сводилось к тому, что резко возрос приток в российскую экономику иностранной валюты, что, в свою очередь, обусловлено резким увеличением активного сальдо торгового баланса России. Экспорт в стоимостном выражении вырос под влиянием стремительного роста цен на энергоносители, а импорт под влиянием санкционных ограничений и запретов коллективного запада очень сильно просел. Полностью согласен с такой трактовкой. Сам неоднократно с цифрами объяснял механизм такого укрепления.

Однако есть еще одна важная причина укрепления рубля. Я о ней говорил задолго до того, как началась санкционная война против России. Речь идет о том, что Центробанк искусственно занижал валютный курс рубля систематическими закупками иностранной валюты в целях пополнения валютных резервов. Центробанк искусственно подогревал спрос на иностранную валюту, тем самым опуская валютный курс рубля.

Я говорил, что если бы Центробанк не занимался таким искусственным занижением валютного курса рубля, то курс установился бы на уровне, примерно соответствующем паритету покупательной способности (ППС) российского рубля. А ППС рубя в среднем в два раза выше официальной валютной котировки Банка России (иногда в 1,5 раза; иногда в 2,5 раза). И вот уже пятый месяц Банк России не вмешивается в процесс формирования валютного курса рубля, и его значение стало приближаться к ППС национальной денежной единицы.

И вдруг неожиданно с первых чисел июля вопреки всему валютный курс рубля стал слабеть. Что произошло? Может быть, изменилась макроэкономическая ситуация, произошли какие-то серьезные изменения в торговом балансе, стали проседать цены на энергоносители, удалось прорвать санкционную блокаду и резко увеличить импорт нужных России товаров? Нет, ничего такого не было.

По идее, должна была бы продолжиться тенденция на укрепление рубля. А она почему-то оборвалась.

Одна из версий: Банк России опять начал скупать валюту, проводить валютные интервенции.

Многие заподозрили, что валютные интервенции мог начать проводить Минфин России. Основаниями для таких подозрений стало выступление министра финансов Антона Силуанова на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) 29 июня. Министр заявил, что нынешний курс рубля невыгоден для федерального бюджета (в Минфине неоднократно называли желаемый курс: 80 рублей за доллар).

Примечательно, что ранее все подозревали, что Антон Силуанов лоббирует решения в пользу слабого рубля, но сам министр никогда открыто о такой заинтересованности не говорил. Ведь пополнение бюджета и подведомственного Минфину валютного Фонда национального благосостояния (ФНБ) осуществляется за счет валютной выручки экспортеров углеводородов. Чем ниже курс национальной денежной единицы, тем больше в рублёвом выражении будет получать бюджет непосредственно от экспортеров и опосредованно через ФНБ.

Министр на съезде РСПП посетовал на то, что предпринимавшиеся правительством меры по ослаблению валютных ограничений (такие ограничения были введены в первые дни санкционной войны) и меры по наращиванию импорта не привели к желаемому (для Минфина) снижению валютного курса рубля.

Силуанов намекнул, что для ослабления рубля нужны валютные интервенции. Только кто их будет проводить? Банк России этим уже не занимается с февраля, так как на валютный рынок не выходит. И выходить, судя по всему, не собирается. Правда, обжегшись на молоке, он теперь дует и на воду. Он обжегся на «токсичных» валютах (долларе США, евро, британском фунте, японской иене и др.), которые были заморожены.

Но почему банк прекратил операции с китайским юанем? Последний ведь имеет официальный статус «резервной валюты» и не относится к токсичным. Почему бы Центробанку не работать с так называемыми мягкими валютами? К ним, кроме юаня, относят индийские рупии, турецкие лиры и некоторые другие валюты стран, не входящих в список «недружественных». Сие для меня остается загадкой. А, может быть, Центробанк с ними работает, но они у него отражаются в какой-то забалансовой отчетности?

Как известно, Банк России покупал систематически валюту не только для себя, но и для Минфина, точнее для пополнения валютного ФНБ на основе так называемого бюджетного правила. Сегодня этот механизм не работает. Хотя бы потому, что Центробанк полностью отключился от валютных операций и больше не может заниматься конвертацией валюты в рубли и, наоборот, рублей в валюту.

Значительная часть ФНБ в конце февраля – начале марта была заморожена (на тот момент примерно половина фонда состояла из евро, фунта стерлингов, японской иены; американского доллара уже не было). С конца февраля – начала марта валютные операции ФНБ были заморожены российским Минфином и Центробанком на основе решения правительства.

Что же осталось в твёрдом остатке от рассуждений главы Минфина? Он предложил бороться с «валютным навесом» за счет сворачивания госрасходов и покупки за счет средств российских налогоплательщиков «мягких» валют – китайского юаня, индийской рупии, турецкой лиры, иранского риала и др. По его мнению, повышение курса этих валют через механизм «кросс-курсов» приведёт к постепенному повышению курсов доллара США и евро к российскому рублю. Чтобы таким манером вывести курс рубля к доллару США на желаемый («оптимальный») уровень 80 рублей.

Ход мысли министра понятен. В предложении Силуанова единственным темным местом остался вопрос: кто будет проводить скупки «мягких» валют? Их, по идее, должен проводить тот же Центробанк. Но Банк России никаких решений о возобновлении своих операций на валютном рынке не принимал.

Более того, в отличие от Антона Силуанова председатель Банка России Эльвира Набиуллина не в восторге от идеи заниматься таргетированием валютного курса рубля. Она, как известно, ещё в 2013 году, когда пришла на Неглинку, заявила, что Банк России больше не будет заниматься стабилизацией валютного курса рубля, а сосредоточится на «таргетировании инфляции».

Согласно старому бюджетному правилу, Центробанку при нынешних ценах на нефть надо было бы закупать в среднем в месяц валюты в ФНБ на сумму, эквивалентную примерно 9 млрд. долл. Такого объема мягких валют на российском рынке нет. Понятно, что надежда прежде всего на китайский юань.

Однако эксперты говорят, что в месяц можно приобрести для пополнения ФНБ на российском рынке китайской валюты в объеме 2-4 млрд. долл. И то хлеб, как говорится. Такие объемы операций не в состоянии опустить рубль до желаемого Минфину уровня в 80 рублей, но хотя бы на процентов 10-20 ослабить рубль могут.

И вот в первую неделю июля курс рубля стал снижаться и пересек планку 60 рублей за доллар США. Значит, кто-то начал скупку валюты. Скорее всего, китайского юаня.

Тайной остается кто? Центробанк, Минфин напрямую не имеет полномочий (да и опыта) прямого выхода на валютный рынок.  Можно предположить, что у Минфина мог появиться новый (вместо Центробанка) посредник и агент, работающий с иностранной валютой. Скорее всего, таким посредником и агентом может оказаться какой-нибудь российский банк. Кстати, Минфин некоторую часть средств ФНБ вложил в капиталы таких банков, как Газпромбанк, ВТБ и ВЭБ. И нельзя исключить, что эти банки сегодня начали выходить на валютный рынок по поручению Ильинки.  Причём могут работать не только с «мягкими», но и с «токсичными» валютами. Однако это не более чем версия.

Может быть, какие-то подробности, объясняющие аномальное понижение курса рубля, появятся позднее. А, может, и не появятся: финансово-экономические ведомства, ссылаясь на особые условия работы (санкционная война), информацию о своей деятельности начинают закрывать.

Такая непрозрачность, с одной стороны, нужна в условиях войны, но, с другой стороны, она очень удобна для лоббистов, продвигающих интересы групп, которые не имеют ничего общего с национальными интересами Российской Федерации.

Валентин Катасонов

Автор публикации: Данилов Вадим Николаевич

Источник: rusnod.ru

Загрузка ...
Голос Отечества